29 мая 2017,
понедельник
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

ПМЭФ: арифметика барреля

Колебания цены на нефть переросли в полноценный кризис, который вызвал к жизни новую реальность: барреля «по 100» больше нет, баррелю «по 20» лучше и в страшном сне не сниться. Как жить с текущими ценами на нефть и какова справедливая цена «бочки» нефти, пытались понять участники ПМЭФ, где тема углеводородов так или иначе всплывала в течение всех рабочих дней.

Новая нефтяная реальность

Ни равновесия, ни ясности. Такова, в двух словах, текущая ситуация на рынке нефти, как ее описал в рамках форума глава «Роснефти» Игорь Сечин. Иначе говоря, полноценный нефтяной кризис, наступления которого всего полгода назад никто не ожидал.

Все началось с того, что аналитики и эксперты «проморгали» нарастание добычи легкоизвлекаемой сланцевой нефти в США. «Многим казалось, что ситуация в целом под контролем ОПЕК, которая в конце 2013 года призывала не преувеличивать перспективы сланца», - заметил Игорь Сечин. Далее, уже во втором полугодии 2014 года, говорилось, что ситуация на рынке нефти носит сезонный характер. И вот когда к концу прошлого года диспропорция между спросом и предложением достигла такого характера, что нефть упала до 45 долларов за баррель, появились элементы паники. Что вызвало вполне серьезные разговоры о том, что цена «бочки» в 20 долларов тоже вполне реальна.

К настоящему моменту страсти на рынке нефти поутихли, цена эталонной марки Brent болтается возле более-менее «разумного» в сравнении с недавней реальностью уровня в 60 долларов. Но вопросов осталось не меньше: почему в считанные месяцы «черное золото» подешевело в два раза, почему застопорилось на текущем уровне и, наконец, что представляет из себя эта новая нефтяная реальность?

Судя по высказываниям представителей отрасли, реально позитивных моментов в падении цен на нефть не так уж и много. Так, глава BP Роберт Дадли заявил, что из-за снижения цены на нефть примерно 1,5 трлн долларов должны бы «перейти» от нефтяников к потребителям. Но: потребители никакого притока триллионов не ощутили, они не придали импульс развитию мировой экономике. Впору поинтересоваться: где же осел этот мощный финансовый поток? Явно не в бюджетах добывающих стран, которые существуют (пока) в условиях дефицитного «кошелька».

Для нефтяных компаний ситуация также сложилась двоякая. Игорь Сечин отметил, что снижение цен заставило поработать над сокращением издержек. Однако общий итог – низкие цены не позволяют не только рассчитывать на высокие инвестиции, но и приводит к их сокращению. От чего страдают и смежные производства. Так, главный исполнительный директор Schlumberger Limited Паал Кибсгаард отметил, что издержки они балансировали до такой степени, что пришлось уволить в течение года более 20 тыс. человек. Он выразил опасение, что не все сервисные компании переживут второе за последние годы обвальное падение нефтяных цен, что скажется в целом негативно на перспективах отрасли.

Почем баррель лиха?

«Если цена не будет соответствовать объективным требованиям, то в будущем пострадают как потребители, так и производители», – резюмировал Игорь Сечин.

Однако вопрос – какой должна быть эта равновесная цена? По мнению Сечина, проводимая с конца прошлого года странами ОПЕК политика, условно названная «диапазон 50 – 60 долларов за баррель», неэффективна. «Эти цены не создают условий для устойчивости экономики и для большинства членов ОПЕК. Ради достижения глобальных целей, конечно, можно временно «затянуть пояса». Только каковы эти цели?» - отметил он.

Кроме того, как уже говорилось, сохранение цен на низком уровне ставит под вопрос окупаемость капиталоемких инвестпроектов, в том числе смежных отраслях.

По мнению Игоря Сечина, альтернативой «нефти по 50-60» может стать сценарий «80 и выше долларов за баррель». Такой уровень, по его мнению, уже в течение двух – трех ближайших лет способствовал бы оздоровлению рынка. По крайней мере, его участники не понесли бы критически высоких финансовых и инвестиционных потерь, а соотношение предложения и спроса наконец стабилизировалось бы.

С таким подходом согласился исполнительный директор Международного энергетического агентства (2007 – 2011 гг) Нобуо Танака. «80 «плюс» - это действительно желаемый в долгосрочном плане уровень, который не будет сильно ущербным для потребителей», - подчеркнул он.

Отметим, что на форуме звучали и другие оценки по поводу текущих и «идеальных» цен на нефть, в том числе относительно российской экономики. Так, глава Минфина РФ Антон Силуанов заявил в интервью «Россия-24», что текущий курс рубля и уровень цены на нефть являются «идеальными для российской экономики».

А глава «Газпром нефти» Александр Дюков, которого не пугает снижение нефтяных цен даже до 35 – 40 долларов за баррель, чуть снизил планку «справедливой» цены на нефть относительно позиции коллеги из «Роснефти». «Я считаю, что 75-80 долларов - это та цена, которая должна устроить и производителей, и потребителей», - заявил он. По мнению Дюкова, такую цену можно будет увидеть уже через год. А в перспективе – и «по 100» за баррель.

Глава Минэнерго Александр Новак, в свою очередь, поделился более скромным прогнозом с прицелом на ближайшие два – три года – 65 долларов за «бочку». По его мнению, российским компаниям при таких ценах на нефть удалось сохранить свою конкурентоспособность и не срезать инвестпрограммы, по крайней мере, в сравнении с иностранными коллегами по отрасли.

На манеже – не те же?

В рамках форума представители нефтегазовой отрасли поделились и своим видением расстановки сил на нефтяном рынке в ближайшей перспективе. Так, заслуженную долю внимания получили и ОПЕК, и американский сланец. Перспективы последнего участники ПМЭФ оценили осторожно.

Игорь Сечин отметил, что «…феномен сланцевой нефти и в целом потенциал нефтяного сектора США не способен обеспечить покрытие расширяющегося мирового спроса». Ресурсы досконально не изучены, но предварительный анализ показывает, что они далеко не бездонны. Особенно с учетом рисков, сопряженных с их добычей. Сечин сослался также на доклад американских экспертов, которые отмечают, что сланцевая нефтедобыча в США - это важный фактор среднесрочного, но не долгосрочного характера.

Со временем вырастет, полагает глава «Роснефти», роль России, Ирана и Венесуэлы. «Если сегодня и на ближайшие годы наиболее сильные возможности формировать предложение есть по-прежнему у США и Саудовской Аравии, то в долгосрочной перспективе может существенно возрасти роль России, Ирана, Венесуэлы», - заявил он.

Роль России при этом, считают эксперты, будет прирастать, в том числе за счет Арктики. Объем ресурсов на шельфе этого региона оценивается примерно в 100 млрд тонн нефтяного эквивалента. По мнению главы Минэнерго, непосредственное их освоение начнется через 15-20 лет. Однако, прозвучало в выступлениях участников форума, отдаленные временные перспективы не должны мешать уже сейчас приступать к решению тех вызовов, которые будут связаны с добычей углеводородов в ранимом с точки зрения экологии и труднодоступном регионе.

Анна Беляева

Метки: нефть Игорь Сечин Россия ПМЭФ ОПЕК цены Газпром США

Загрузка...
 
Главные темы
 
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх