4 декабря 2021, суббота
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Министр познания, зарплата раздора

В Петербурге выступил человек, напрямую отвечающий за благосостояние россиян, и это был не Владимир Путин. Министр финансов Антон Силуанов прибыл с лекцией в СПбГУ. Рассказал о том, почему на Руси жить все еще не очень хорошо, но скоро все устроится. Аудиторию же по какой-то причине меркантильно волновали личные доходы, причем не завтра, а сейчас.

Антон Силуанов. Фото: Валентин Илюшин, «БалтИнфо»

Антон Силуанов. Фото: Валентин Илюшин, «БалтИнфо»

В этот солнечный день чувствовать себя лектором Антону Силуанову не хотелось. Он жаждал свободного формата, предложил ответить на вопросы студентов Экономического факультета, куда прибыл, и «просто поговорить» об экономике. Хотя, наверное, любой разговор об экономике в нашей стране очень быстро осложняется, так что Антон Силуанов все же провел краткий экскурс: что же мешает россиянам жить хорошо?

«Мы привыкли жить богато и «тучно» при высоких ценах на нефть», — бъяснил министр. При падении цен почти в два раза — пике, за которым, кажется, с ужасом не наблюдали разве что дальневосточные пасечники — конечно, картина сразу стала менее радужной. А в середине прошлого лета «получилось так», сообщил Силуанов, что в России были перекрыты потоки капитала. Как так получилось, все помнят: в середине лета западные партнеры ударили по отечественным банкам и чиновникам санкциями в ответ на всем известные внешнеполитические решения, а российская сторона симметрично ответила, запретив ввоз сыра «бри» из стран капиталистического зарубежья.

«По сути, мы лишились возможности привлечения инвестиций и рефинансирования долговых обязательств, которые в последнее время накопились. Резко сократились золотовалютные резервы, сократился экспорт, и мы рисковали остаться без резервов. В такой ситуации в экономике многих стран просто возникает коллапс. Чего, собственно, и ждали на Западе», — популярно излагал министр.

Но Россия выстояла. Центробанк отпустил курс рубля, что было пусть и запоздалым, но абсолютно правильным решением. Сразу, конечно, возникли проблемы с девальвацией, курс ослабел, инфляция увеличилась, ставки резко рванули вверх. «Казалось бы, мы находились в такой стадии, кризисной, — рассуждал Антон Силуанов. — Потому что кредитование слабеет, вложения в Россию и инвестиции остановились. Что делать?». Он оглядел аудиторию, будто ждал ответа, но будущие экономисты и их профессора вроде бы затаили дыхание.

Силуанов продолжил: «По сути дела, мы проходили этап, похожий на кризис 1998-1999 годов. Только тогда ситуация была политически менее управляемая. Начало сильной девальвации, неконтролируемый рост цен. Раньше мы, по сути, весь наш национальный продукт проедали на высоких заработных платах. Они практически сравнялись с некоторыми западными странами».

«Они в магазины-то ходят? Когда последний раз на одну зарплату жили, чтоб такую чушь нести?» — недоуменно прошептала одна из участниц симпозиума, расположившаяся рядом с корреспондентом «БалтИнфо». Ей никто не ответил.

Антон Силуанов сообщил, что россияне вообще «могли много чего себе позволять», правительство было готово на большие издержки из-за высоких нефтяных котировок. Конечно, создавались резервы, но надо было еще больше сберегать и инвестировать. Россия пала жертвой «голландской болезни», объяснил министр: ее экономика зависела от монопроизводителя, который экспортировал газ и нефть в другие страны, и сама Россия жила на валюте, которая поступает извне, не развивая другие отрасли. В итоге, машиностроение, легкая промышленность и прочие производства заброшены, так как вкладывать в нефть прибыльней.

Но, наконец, вечер перестал быть томным, случился Крым, а за ним и нефтяные цены рухнули, и это стало настоящим спасением. «Сейчас, если все будет продолжать складываться так, как складывается, мы можем излечиться от этой болезни, — обрадовал собравшихся Антон Силуанов. — Потому что в условиях ослабления курса, низкой цены на нефть, на газ, в низшей степени рентабельны инвестиции в сырьевые отрасли. И стала подниматься другая экономика. Пострадали финансовый сектор, услуги, торговля, сдача в аренду всяких офисов. Закрываются ряд финансовых организаций. Конечно, это не очень хорошо. Но, с другой стороны, это следствие того, что в последние докризисные годы эти сектора очень быстро росли».

Сельское хозяйство же ныне поднимается, что обрадовало Антона Силуанова. Объемы промышленного производства, кстати говоря, несмотря на все проблемы, с начала года «практически не снизилась». «Мы видим сейчас первую стадию стабилизации финансов, вот, что происходит», — резюмировал министр финансов. Банк России дважды снизил ключевую ставку, и вновь может это сделать в конце апреля. На рынок были выпущены отечественные облигации, спрос на которые в два раза выше предложения. Бумаги приносят доход 11-12%, в отличие от западных, у которых отрицательная доходность.

«Доходность российских облигаций на нашем рынке самая привлекательная», — утверждает Силуанов. Чтобы снизить инфляцию, правительство будет жестко сокращать расходы бюджета, следуя антикризисной программе. Хотя она уже стабилизировалась: с начала года росла по 1% в неделю, а сейчас прибавляет за семь дней всего 0,1%!

Тем не менее, без роста инвестиций и новых капитальных вложений в экономику, Россия не сумеет выправить положение. Последние годы экономика набирала обороты из-за роста зарплат — Силуанов не уставал это повторять, чем, кажется, немного напряг свою аудиторию — и из-за роста импорта, на покупку которого эти большие зарплаты и тратились.

Но сейчас необходимо спровоцировать инвестиционный рост, создать условия для внутренних инвестиций. Проводить ответственную макроэкономическую политику, содействовать бизнесу, создавать дешевые кредиты, вводить низкие процентные ставки. Прекратить стимулировать рост зарплат, ведь это лишь увеличит текущие расходы. А значит, меньше будет расходов капитальных. Повышать пенсионный возраст с ростом продолжительности жизни, так как грядет демографическая яма, прекратить выплачивать льготы тем, кому по уровню доходов они не очень-то нужны, а платить самым нуждающимся, но побольше, перетрясти бюджетные учреждения в поиске ненужных и неэффективных и закрыть их. «Либо мы проедаем свои ресурсы, либо пускаем в инвестиции», — подвел черту Силуанов.

Настало время для вопросов, и близкие Силуанову по духу экономисты должны были наверняка спросить о каких-то инновационных методах оздоровления российской финансовой системы. Но, по какой-то причине, этого не случилось.

Первым микрофон попал в руки профессору. Тот признал, что вопрос у него «теоретического плана». «А именно: Антон Германович, вы сказали, что одна из задач — создание сбалансированного уровня инвестиций и заработных плат. Скажите, есть ли у министра финансов какое-то представление о том, какой нормальный средний уровень зарплат? Ну и так, чтоб поконкретнее: ваша точка зрения, какой должна быть средняя нормальная зарплата среднего преподавателя, ну, например, доцента».

Зал взорвался аплодисментами. Преподаватели и студенты хохотали. Видимо, собственная зарплата все же некоторых меркантильных россиян интересует немного больше, чем макроэкономические успехи. Антон Силуанов попытку оценил, и сначала пустился в рассказ о том, что, согласно указу президента, к 2018 году у преподавателей высшей школы жалованье должно сравняться с двукратным средним по экономике, однако и нагрузку бюджетникам — как в школах, так и в вузах — следует повышать. «Зачастую по четыре часа в день работают», — заметил он. «Четыре часа пары, четыре часа — готовиться», - возмущенно прокомментировали сидящие неподалеку от корреспондента «БалтИнфо» доценты.

«Но, отвечая на ваш вопрос, я считаю, что зарплата преподавателя СПбГУ должна быть самой достойной!» — ловко управился Антон Силуанов. Дальше с министром случилось еще несколько бесед, например, с китайским гостем, который назвал его излишним оптимистом, и с участником, который предположил, что повышение пенсионного возраста может стать не финансовой, а чисто фискальной мерой. Это тоже вызвало бурю оваций.

Наконец, микрофон получил студент-магистрант по имени Роман. Он поведал, что в крупных корпорациях сейчас сотрудникам предлагают большие оклады. Антон Силуанов нахмурился: вопрос личного достатка почему-то никак не оставлял присутствующих.

Но Роман, помимо денег, хотел еще и отдать долг родине. «Поэтому скажите, будут ли расти зарплаты в Министерстве финансов, Министерстве экономики?» — поинтересовался он. Глава Минфина был удивлен. «Вообще, мне странно слышать, будто студенты не хотят идти в бизнес работать. Хотят в Минфин», — недоуменно заметил он.

«Я тоже хочу, — вздохнул магистрант Роман. — Но говорят, что зарплаты маленькие». «Но все равно хотите?» — уточнил Антон Силуанов. «Ну, да», — усмехнулся Роман, будто знал о работе чиновничества что-то, чего не знали остальные.

Антон Силуанов не смог его ничем обрадовать. Стране надо сокращать госсектор. Так что пусть Роман идет лучше работать в сферу предпринимательства. В конце концов, правительство очень постарается применить все меры, о которых Силуанов сегодня рассказал, и бизнесу в стране будет полегче. Да и вообще, пора сокращать госсектор.

«А что касается зарплат в Минфине, то они не такие уж и высокие, в бизнесе можно и больше заработать», — резюмировал министр.

Карина Саввина

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх