21 августа 2019, среда
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Катарина Гербольдт: В большом спорте последнего слова еще не сказала

Катарина Гербольдт, петербургская фигуристка, в прошлом году вставшая в пару с французом Брайаном Жубером, пусть и не с ним, но готова вернуться в большой спорт. О том, кто вдохновил спортсменку на такое решение, о перспективах фигурного катания в арабских странах и собственных перспективах Катарина рассказала в интервью «БалтИнфо».

Катарина Гербольдт. Автор - Анна Столярова. Фото: Из личного архива фигуристки

Катарина Гербольдт. Автор - Анна Столярова. Фото: Из личного архива фигуристки

- Непосредственно перед нашей беседой вы провели занятие с юными фигуристами в качестве тренера. Как вы дошли до жизни такой?

- Это произошло довольно давно, когда несколько лет назад получила травму. Я уже не в том возрасте, чтобы просить деньги у родителей, надо было зарабатывать самой. К тому же мне всегда нравилось помогать детям. Захотелось понять, смогу ли я весь свой опыт донести до маленьких фигуристов. И знаете, у меня получилось. Эта работа нравится мне, детям тоже нравится со мной заниматься. Сейчас у меня в Петербурге более десяти воспитанников, есть фигуристы в Финляндии.

- То есть, Катарина Гербольдт как тренер, востребована еще и за границей?

- Похоже, что да. Вот и в Дубае была организована школа фигурного катания, а меня пригласили туда поработать тренером. Мне было приятно узнать, что некоторые дети были готовы приезжать из другого города, преодолевать по 400 км, чтобы хотя бы раз позаниматься со мной. Это был непростой эксперимент, поскольку мой английский, к сожалению, оставляет желать лучшего. В первые дни я выстраивала фразу на русском, потом переводила на английский и только после этого произносила. Думала, что не выдержу эти две недели. Но под конец общалась с детьми свободно. Так что теперь я знаю, что могу работать и за границей (смеется).

- ОАЭ для фигурного катания, скажем так, экзотическая страна. Что вас больше всего поразило?

- Наверное, костюмы, в которых девочки выходили на лед. Эмираты – страна мусульманская, религия требует, чтобы девочки, женщины были максимально закрытыми. К фигурному катанию там относятся настороженно. Мы даже думаем о том, чтобы проводить в Дубае какие-то шоу, чтобы пропагандировать наш вид спорта, показать, что ничего развратного в нем нет. Пока же они не понимают, что девочка может кататься в открытом костюме. Если фигуристка выходит в платье, то под него надевается купальник, колготки – только черные, чтобы не было эффекта обнаженных ног, на голове – платок. Когда первый раз увидела, испытала настоящий шок.

- Каковы в таком случае, перспективы фигуристок из этой страны?

- Сейчас в ОАЭ есть две девочки, которые могли бы выйти на мировой уровень. Я более плотно работала с той, что помладше. У нее мама – русская, папа – араб. Именно ее родители, кстати, и решили развивать наш вид спорта: создали свою школу, зарегистрировались в ISU (Международный союз конькобежцев), получив право проводить соревнования. В ближайшие несколько лет арабские фигуристки могут появиться на чемпионате мира среди юниоров, Турнире четырех континентов. Но чтобы добиваться успехов, им, наверное, придется уехать в Россию, Европу или США.

На данном этапе, мне кажется, участие в международном турнире для фигуристок из ОАЭ уже станет своего рода маленькой победой. Мы сейчас находимся в самом начале пути. Наверное, в ближайшее время вновь туда вернусь. Если увижу, что девочка готова выступить на первых своих серьезных рейтинговых соревнованиях, то поедем на турнир в середине марта. Надо посмотреть, как спортсменка ведет себя в стрессовой ситуации.

- Удалось ли вам посмотреть чемпионат Европы?

- В определенный момент жизни для меня фигурное катание, особенно парное, было больной темой. И чемпионат Европы был первым турниром, который я посмотрела. Правда, видела выступление только одной пары, и то в записи. Когда узнала, что Юко Кавагути и Александр Смирнов стали чемпионами, захотелось это увидеть. Я была очень рада за ребят, потому что сама знаю, как это тяжело - вернуться на лед после серьезной травмы. Они действительно заслужили эту победу. Я была в восторге от их выступления, в какой-то момент даже прослезилась. Наверное, после этого мне и захотелось вновь вернуться в большой спорт.

- Надо полагать, вернетесь вы в спорт не с Брайаном Жубером, в пару с которым встали летом прошлого года?

- После шоу «Снежный Король», в котором мы с ним выступали, мы смогли поговорить с Брайаном и пришли к выводу, что большой спорт, наверное, не для пары Гербольдт – Жубер. Я верю в Брайана, в его потенциал. Он фигурист высочайшего уровня. Но Брайан не рассчитал свои силы и возможности. Мы никогда не сталкивались с телевизионными шоу, не предполагали, насколько это может затянуться и что после его окончания начнется гастрольный тур. А я не готова была его ждать еще несколько лет. Так что для нашей пары большой спорт останется нереализованной мечтой. Но мы остаемся парой в шоу Жени Плющенко.

Когда мы все это обсудили, у меня вообще не было никакого желания возвращаться в большой спорт. Речь шла об участии в шоу, удовольствии от катания, заработке. В какой-то степени все это стало затягивать, появилось больше свободного времени. Жизнь заиграла иными красками. Но в глубине души преследовала мысль, что я не сказала своего последнего слова в спорте. Я мечтала завершить карьеру по-другому. И так получилось, что в моей жизни появился еще один молодой человек, в которого я поверила, который поверил в меня. Он хочет попробовать свои силы в паре со мной и только со мной. Наверное, эти его слова меня и подкупили (улыбается).

- Имя его вы, разумеется, раскрывать не будете. Но, может, расскажете немного о нем?

- Мы с ним знакомы давно. К сожалению, его карьера в парном катании не складывалась. Могу сказать, что он – потрясающий молодой человек. Моложе меня. Не именитый, насколько мне известно, даже на юниорском чемпионате мира не выступал, хотя по потенциалу был способен на это. В какой-то момент мне понадобилась помощь фигуриста-парника – надо было посмотреть, насколько удобны могут быть поддержки для Брайана. Мы попробовали все парные элементы, которые были мне нужны. Оставалось время, и мы решили попробовать исполнить еще несколько элементов. И оба были в шоке от того, что все получилось. Я тройные выбросы не исполняла, наверное, год. А здесь с ходу получилось, хотя у каждого партнера – своя техника, свой хват, свой ритм.

- Каковы ваши дальнейшие планы?

- Нам надо вновь поговорить, все обсудить. Я хочу выступать только за Петербург, свой родной город. Соответственно, и тренер тоже должен быть из Петербурга. Вариантов, к кому мы могли бы пойти, не так много. Но мы пока ни с кем не говорили на эту тему.

- Поскольку ваш потенциальный партнер – моложе, нет опасения, что в какой-то момент встанет вопрос о необходимости похудеть? Эта тема в последнее время стала больной в связи с ситуацией, в которой оказалась Юлия Антипова.

- В последние годы худые фигуристки в парном катании становятся тенденцией. Но перебарщивать с этим нельзя. Все же в парном катании выступают мужчина и женщина, а не мужчина и некая тень рядом. Мне кажется, в этой ситуации многое идет именно от девочек. Понятно, что каждому сброшенному тобой килограмму твой партнер радуется даже больше, чем ты сама. Но голова-то на плечах должна оставаться. Надо следить за своим здоровьем. Я, например, точно знаю свой пограничный вес, при котором чувствую себя нормально. У меня был такой момент, когда я только-только перешла в парное катание, и мне захотелось постройнеть. До анорексии, к счастью, дело не дошло. Но выглядела я тогда ужасно (смеется). Когда Женя Плющенко меня увидел, был в шоке: «Ты хоть ногами-руками шевелить можешь?!». Да, было тяжело, но мне-то казалось, что все это очень круто. Хорошо, что Женя с детства был для меня большим авторитетом. Сказал: ты должна есть, и ты будешь есть. И я быстро вернулась в норму.

- Кстати, что думаете о его желании принять участие в пятой подряд Олимпиаде?

- Я знаю о том, что он очень хочет выступить на пятых для себя Олимпийских играх. Но сейчас в его жизни появился «Снежный Король», он связывает с этим проектом большие надежды. Но все, кто в этом шоу участвует, поддерживает Женю в любых его начинаниях. Если у него получится, я буду за него только рада. И это – еще одна причина, по которой я решила вернуться. Если он может вернуться, то почему я не могу? С такой поддержкой, которую я обрела в «Снежном Короле», мне уже ничего не страшно.

Ирина Васильева

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх