17 ноября 2019, воскресенье
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

За дедовщину ответил офицер

В Петербурге офицер получил срок за методичное избиение рядового. Тот не выдержал постоянных мучений и покончил жизнь самоубийством. Обвиняемый же не только не признал свою вину, но и предложил матери погибшего принять участие в воспитании его ребенка.

Рубрика:
Общество

Метки:
армия  происшествия 

Сергей Мишкин. Фото: vk.com

Сергей Мишкин. Фото: vk.com

У нее в руках – многочисленные дипломы, характеристики и фотографии родного сына. Среди них – размытое черно-белое фото, на котором лежащего на кровати парня как будто бы бьют ногой. «В армию он пошел по собственному желанию, а они его за это – головой об стену», - говорит Лариса Мишкина. Два года назад она потеряла сына Сергея. Он не выдержал постоянных издевательств в печально известной воинской части в Каменке и покончил с собой.

«БалтИнфо» рассказывало об этой страшной истории. Сергей Мишкин учился на горно-строительном факультете Тульского государственного университета. Затем забрал документы с 3-го курса, решив пойти в армию, а когда вернется, думал восстановиться и продолжить обучение. 22 марта 2013 года в Кронштадтском военном госпитале Сергей повесился. До дембеля ему оставалось всего около месяца. Рядом с трупом была обнаружена странная комбинация из четырех карт: червового короля, короля бубей, пиковой девятки и бубнового туза. Смысл послания так и остался неразгаданным.

Выяснилось, что первые полгода службы проходили в нормальном режиме. Во время звонков домой сын Ларисы Мишкиной делился своими успехами и достижениями. В его голосе слышался энтузиазм и положительные эмоции от прохождения военной службы. Но уже к сентябрю рядовой стал замкнут и рассеян. По словам матери, вскоре она узнала о появлении в роте нового старшего лейтенанта Валерия Желудкова, который назначил ее сына писарем, так как тот хорошо владел компьютером. С октября 2012 года Сергей в ходе телефонных разговоров стал высказывать мысли о суициде.

Мать неоднократно обращалась к психологу воинской части Светлане Тимофеевой, в итоге 24 декабря 2012 года Сергея отправили на обследование в психиатрическую больницу Санкт-Петербурга. Но в сопровождение к парню поставили все того же Желудкова. В итоге, по словам Мишкиной, ее сын под давлением офицера и врача-психиатра отказался от лечения. 10 января Сергея Мишкина все же госпитализировали в Кронштадтский военный госпиталь им.Семашко. Спустя два месяца он покончил жизнь самоубийством.

Следственные органы стали выяснять – как так вышло, что вполне здоровый, стрессоустойчивый парень влез в петлю? Недоумение следователей вызывал и тот факт, что на медосвидетельствовании погибшему поставили 1-ю группу стрессоустойчивости, однако уже осенью 2012-го срочник оказался в 4-й группе.

Все ниточки тянулись к старшему лейтенанту Валерию Желудкову. Молодой человек родом из города Лозовая Харьковской области Украины. Имеет высшее образование, не судим, женат, имеет ребенка 2011 года рождения. Военную службу по контракту проходит с декабря 2005 года, в офицерском звании – с июня 2009-го. Поначалу людям в погонах было не так просто узнать об истинных отношениях между Мишкиным и Желудковым. Но все тайное рано или поздно становится явным. Следователи выяснили, что офицер буквально издевался над рядовым, фактически доведя того до самоубийства – именно такое обвинение и предъявили старлею. В дальнейшем, правда, переквалифицировали на «превышение должностных полномочий».

В обвинительном заключении действия Желудкова названы официально-канцелярским языком: «ложно понимая интересы службы <…> превышал должностные полномочия, применял к Мишкину физическое насилие».

В августе 2012 года Желудков неоднократно наносил Мишкину удары в голову, грудь, снова в голову, снова в грудь. Но издевательства носили не только физический характер - Желудков ко всему прочему систематически лишал рядового пищи, сна, заставлял носить головной убор при высокой температуре в летнее время. Все это повлекло развитие у Мишкина психического расстройства в форме пролонгированной депрессивной реакции и суицидальной направленностью, которое и обусловило самоубийство срочника.

Начался суд. Желудков признался лишь в том, что в ночное время привлекал Мишкина к оформлению служебной документации, однако, по его словам, никаких противоправных действий к Сергею не применял. Свидетели, правда, говорили совсем об обратном. Сослуживцы из части 02511 показали, что сначала рядовой Мишкин был общительным человеком, но с лета действительно стал привлекаться ротным к исполнению обязанностей писаря, как правило, в ночное время. При этом «Желудков оскорблял Мишкина, в том числе и в присутствии личного состава, с использованием нецензурных слов». Другие свидетели сами видели, как офицер, к примеру, выводит парня из туалета, а затем методично его избивает.

Особый интерес представляют показания врача-психиатра Станислава Корониди, который обследовал Мишкина. Он уверяет, что при первом обращении парня (летом 2012-го) никаких оснований для его госпитализации не было. Медик направил парня к неврологу только после визита того с мамой в январе 2013-го.

Количество показаний против Желудкова стало превышать все мыслимые пределы, и тот заявил, что свидетели его оговаривают. Суд, впрочем, этот довод не принял, поскольку все восемь человек были уволены с военной службы длительное время назад, а поэтому оснований оговаривать подсудимого у них не имеется.

Приговор Желудкову огласили в Выборгском гарнизонном военном суде в конце ноября 2014 года. Обвиняемый был признан виновным в совершении преступления по части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий) и приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима. Осужденный был взят под стражу прямо в зале суда.

Однако офицер посчитал приговор незаконным и потребовал его отменить. «В приговоре суда указано, что я якобы не пускал Мишкина на приемы пищи и не давал отдыха в ночное время. Но по показаниям людей следует, что ему был предоставлен отдых после ночных работ и он посещал приемы пищи. Но суд это не учел и полагаю это нарушением УПК, в котором сказано, что все сомнения, которые не устранены, толкуются в пользу обвиняемого», - заявил Желудков на заседании по своей апелляции в Ленинградском окружном военном суде. С ним согласился и адвокат Сергей Лукьянов, отметивший неоднозначность психолого-психиатрических экспертиз Мишкина.

В зале – мать погибшего парня Лариса Мишкина. Для того, чтоб вновь посмотреть в глаза непосредственному виновнику гибели Сергея, она отпросилась с работы и проехала сотни километров. «Специально приехала на заседание, вот сегодня уезжаю, еле успела купить билет обратно», - рассказала она корреспонденту «БалтИнфо». Виновника, кстати, в зале нет. Желудков находится в СИЗО города Выборг.

«Допрашивались парни, которые даже не знали моего Сережи, все 40 человек, вся рота была отрицательного мнения о Желудкове, ведь с его приходом там начали бить ребят. Офицеры могут солдат бить, а солдаты - нет? », - спокойный монолог женщины, потерявшей сына, постепенно переходит в крик души. – «Я хочу, чтобы в Каменке навели порядок, чтобы Румянцева привлекли к ответственности, именно его я просила отпустить сына на медицинское освидетельствование. Это что за офицер Российской армии? Почему именно мой сын пострадал? Он был в детском саду, в школе нормальным мальчиком, почему именно в армии он стал дебилом? Он мне звонил - мама, я ничего не понимаю, я пишу как автомат, не понимаю, где день, где ночь».

Настало время последнего слова Валерия Желудкова. Тот простодушно заявил: «Если Лариса Ивановна хочет, чтобы я сел, то я посижу, мне не сложно. Но я хочу обратить ее внимание на то, что у меня есть малолетний сын-инвалид, к которому требуется внимания больше, чем к обычным людям. Поэтому я бы попросил Ларису Ивановну финансово помочь ему».

В зале вновь воцарилась тишина, казалось, что атмосферу можно резать ножом. Мишкина даже не нашлась, что ответить.

Коллегия из трех судей Окружного военного суда выносит свое решение – в жалобе на приговор Желудкову отказать. Лариса Мишкина после заседания подходит к корреспонденту «БалтИнфо» лишь с одной просьбой – помочь навести порядок в Каменке.

Эта воинская часть действительно имеет дурную славу. То там госпитализируют с воспалением аппендицита солдат, которых офицеры обвиняют в симуляции, то контрактники стреляют себе в голову из пулемета, то во время танковых стрельб гибнут лейтенанты. По информации некоторых СМИ, с 2001 по 2013 гг. в 138-ой гвардейской отдельной мотострелковой бригаде (в ее составе — три воинских части в поселке Каменка Ленинградской области) не менее 8 военнослужащих погибли при невыясненных обстоятельствах, не менее 4 пропали без вести и до сих пор не найдены. Обсуждают часть и в интернете, на одном из форумов за два года собралось сообщение на 667 (!) страниц. Но не все из отзывов – отрицательные. «В целом ситуация в части изменилась по сравнению с прошлыми годами. Проверки в части практически постоянные. Поэтому не переживайте».

Илья Давлятчин

Петля в шаге от «дембеля»

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх