24 ноября 2017, пятница
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Реальный срок за виртуальный переезд

Один из самых громких судебных процессов Петербурга последних лет подходит к концу. Гособвинение запросило солидный тюремный срок для бывшего директора Военно-морского музея Андрея Лялина. Но есть и хорошая новость — Минобороны отказалось от многомиллионного гражданского иска.

«Это особое уголовное дело в связи с тем, что подсудимые являются должностными лицами», - начал свою речь представитель гособвинения Игорь Ракунов. Следующие два часа он вместе с другим прокурором Андреем Жуковым рассказывал присутствующим в зале Василеостровского районного суда о скользкой дорожке, на которую ступил бывший директор Центрального военно-морского музея.

Люди в погонах посчитали доказанным факт того, что Андрей Лялин, являясь представителем заказчика по государственному контракту, злоупотребляя служебным положением, фиктивно принимал работы по перемещению экспозиций. Напомним, по версии следствия, этот план созрел у Лялина с самого начала — тогдашний директор музея якобы прекрасно понимал, что выполнить все работы по перемещению экспозиций за один год, предусмотренный контрактом, попросту нереально. Тогда-то якобы и обратился к директору компании «Невисс-Комплекс», ставшей подрядчиком, Александру Швирикасову.

Но знакомство двух фигурантов громкого дела произошло в 2009 году. По словам Игоря Ракунова, Лялин стал рассматривать вышеназванную компанию как наиболее оптимального исполнителя госконтракта. Затем утвердил смету, которая составила 976 млн рублей. В последующем эти деньги были выделены из средств федерального бюджета. Под руководством Лялина сотрудниками музея и «Невисс-Комплекса» была разработана необходимая документация, и по итогам закрытого контракта был заключен госконтракт. Согласно ему, ООО обязалось в период с 2010 по 2011 года выполнить часть работ по перемещению фондов ЦВММ. Обязанности по контролю над происходящим были возложены на Андрея Лялина, соответствующее поручение издал статс-секретарь Министерства обороны России Николай Панков.

«Лялин обладал специальными навыками, имел значительный опыт в сфере своей деятельности, представлял интересы музея, имел в подчинении штаб музея. Лялин должен был поверять ход и выполнение работ по исполнению контракта», - подчеркнул прокурор, отметив, что из корыстных планов обвиняемый стал вынашивать планы по получению взятки.

Затем, по словам гособвинителя, Лялин встретился со Швирикасовым и предложил тому следующую сделку: подрядчик отдает Лялину 10% от полученной суммы (то есть 98,6 млн рублей), а директор музея, в свою очередь, оформляет документы таким образом, будто все работы выполнены в срок.

«Швирикасов, зная должностное положение Лялина, который может просто не принять работы, был вынужден согласится на его условия», - пригвоздил прокурор. В итоге якобы было решено - Швирикасов должен предоставлять в Минобороны ложные счета.

Следующие несколько минут прокурор уделил тем датам, в которые директор «Невисс-Комплекса» якобы передавал деньги директору музея. Делалось это, по версии обвинения, в рабочем кабинете Швирикасова. Из материалов дела следует, что 29 млн были переданы в конце 2010 года, 11 млн — в начале августа 2011, в октябре - 14 млн, месяц спустя — еще 2 млн рублей. В тот момент у подрядчика начались финансовые проблемы, поэтому сумма взятки была снижена, утверждает Ракунов.

В это же время в Минобороны поступали сообщения об успешном выполнении контракта. Лишь спустя некоторое время Счетная палата РФ провела проверку эффективности расходования денег, выделенных на воспитательную и военно-патриотическую работу. Результаты инспектирования аудиторы передали в правоохранительные органы, после чего и было возбуждено уголовное дело. Но до этого в полицию обратился Швирикасов, заявивший, что передал Андрею Лялину в качестве взятки 56 миллионов рублей.

«Действия Лялина повлекли существенное нарушение прав и интересов граждан, а также нанесение вреда интересам общества и государства, повлекшее тяжкие последствия. В дальнейшем это повлияло на недостаточную воспитательную и культурную дисциплину граждан Российской Федерации», - резюмировал представитель обвинения.

Прокуратура посчитала доказанной вину Лялина и Швирикасова в инкриминируемых им деяниях. «Сложно принимать решение о судьбах людей, у которых большой опыт и трудовой стаж», - вздохнул прокурор Жуков. Но «в  целях восстановления социальной справедливости» посчитал необходимым назначить обоим подсудимым наказание, связанное с изоляцией от общества.

Андрея Лялина попросили признать виновным в получении особо крупной взятки, служебном подлоге и превышении полномочий, а Швирикасова — в  пособничестве при злоупотреблении должностными полномочиями и пособничестве при служебном подлоге. Обвинение предлагает наказание Лялину в виде лишения свободы на срок 10 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии строгого режима со штрафом в размере 500 млн рублей, а также лишением прав занимать определенные должности сроком на три года и лишением ряда наград. Для Александра Швирикасова прокуратура посчитала разумным наказание в виде 4 лет 6 месяцев в колонии общего режима.

Гендиректор «Невисс-Комплекса» после заседания назвал все происходящее в зале суда «дискредитацией борьбы с коррупцией». «Личность Лялина — это достаточно слабая фигура, человека сейчас используют как стрелочника. Это очевидно и это несправедливо. Взятка — это отдельная история, но то, что наша команда была поставлена один на один с тяжелейшими условиями — это все понимают», - заявил Швирикасов.

В то же время, перед прениями представитель обвинения заявил об отказе от гражданского иска к подсудимым Лялину и Швирикасову в размере 24,5 млн рублей в связи с тем, что все работы по перемещению экспозиций в итоге были выполнены.

В среду слово в прениях возьмет сторона защиты.

Илья Давлятчин

Метки: Санкт-Петербург суд

Загрузка...
 
Главные темы
 
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх