22 августа 2017, вторник
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Генри Резник: Есть всего две модели борьбы с обвинительным уклоном в судах

Генри Резник, адвокат, экс-президент Адвокатской палаты Москвы

Со всей ответственностью хочу подчеркнуть, что в нашей Конституции независимость судебной власти закреплена в соответствии со всеми международными стандартами. И эта независимость как компонент разделения властей обеспечивает беспристрастное объективное рассмотрение дел. Я же хочу остановиться на таком явлении, которое имеется и в лексиконе некоторых наших политиков – явлении, которое называется «обвинительный уклон». Такое выражение употребил и Дмитрий Медведев в бытность президентом Российской Федерации в 2011 году.

Очень важный момент – на протяжении последнего времени раздавались некоторые сетования на это со стороны адвокатов, что парировалось нашими процессуальными оппонентами. Мы указывали на практически отсутствие оправдательных приговоров нашим профессиональным судом. Можно привести и многочисленные другие данные, такие как удовлетворение большинства ходатайств следователей об избрании меры пресечения (92%). Но я могу вам сказать, что ни в одной цивилизованной стране процент оправдательных приговоров не превышает пяти. В чем дело? А в том, что идет очень мощная досудебная фильтрация – есть фильтры, которые не допускают прихода в суд дел со слабыми доказательствами. Есть прокуроры, которых все чаще привязывают к судебной ветви власти, и которые выполняют эту функцию – они очень осторожно относятся к поддержанию обвинения. 

Что же происходит у нас? У нас фильтрация уголовных дел случается еще до их возбуждения. Только 20% сообщений о преступлениях влекут возбуждение уголовных дел, то есть отсеиваются 80%. Дальше возникает очень любопытная ситуация. Вопреки заявлениям наших оппонентов о том, что следователи не допускают до суда дел, по которым не доказана виновность подозреваемых, должен сказать – всего 2% дел прекращаются на стадии предварительного расследования. Всего два процента! Единственный фильтр, который у нас существует, это достижение досудебного соглашения (примирение обвиняемого с потерпевшим). Это очень важный институт. И на Западе практически 50% дел завершаются примирением сторон. А в Казахстане, представьте себе, вообще – до 70% дел в некоторых регионах. 

Дальше судебная стадия. Может быть, не всем известно, но у нас 90% подсудимых признают себя виновными, а 10% - не признают. И по этим десяти процентам у нас профессиональные суды практически не выносят оправдательных приговоров. С судами присяжных совсем другая ситуация – там в последнее время колеблется от 15 до 20 процентов оправдательных приговоров. 

Есть всего две модели борьбы с обвинительным уклоном в судах. На Западе они существуют. Первая – эта фигура судебного следователя; вторая – это те самые прокуроры, которые должны исполнять роль фильтров. Во второй модели я сильно сомневаюсь. У нас дурная наследственность и она тяжело преодолевается. Мне представляется, что связывать надежды с тем, что наш прокурор станет тем, кем он является в странах Европы, не приходится.

Метки: Санкт-Петербург

Загрузка...
 
Главные темы
 
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх