18 сентября 2019, среда
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

За музей ответил

Бывший глава Центрального военно-морского музея Андрей Лялин, обвиняемый по делу о хищениях при переезде ЦВММ, дал показания в суде. Присутствующие услышали захватывающую историю о подковерных делах в Минобороны времен Анатолия Сердюкова. И все вместе стали «загибать пальчики».

Рубрика:
Город

Метки:
Санкт-Петербург  суд 

Андрей Лялин. Фото: navalmuseum.ru

Андрей Лялин. Фото: navalmuseum.ru

Андрей Лялин пришел в суд в хорошем настроении. Впрочем, улыбка на лице подсудимого по делу о хищениях при переезде ЦВММ продержалась недолго - события тому способствовали. Спустя пять месяцев после начала громкого судебного процесса настало время допроса его ключевого фигуранта.

Оптимизация по-сердюковски

Свой рассказ Андрей Лялин начал издалека — с 2004 года, когда он только пришел в музей рядовым сотрудником. Карьера была стремительной — некоторое время спустя обвиняемый стал помощником начальника по научной части, а уже в 2008 году был назначен на должность и.о. руководителя. Прошло еще два года, и Лялин стал главой ЦВММ.

«Я прошел все стадии карьерного роста и хорошо ориентируюсь в своем деле», - не преминул похвастаться подсудимый. После чего перешел к сути рассматриваемого дела, а именно — к предполагаемым хищениям денег, выделенных на переезд музея. По словам Лялина, сами мероприятия, которые предшествовали организации перемещения, начались с 2006 года.

«Вы определяли необходимый объем затрат по проведению работ по перемещению и время?» - поинтересовался адвокат Александр Афанасьев. Лялин ответил — мол, начиная с 2006 года, музею была поставлена задача собрать всю справочную информацию, чтоб осуществить «грандиозную работу».

«Понимая сложность ситуации и все трудности, очень экономно относясь к финансам, убрав и оптимизировав, у нас получилось 3,5 млрд рублей, что вполне было разумно», - заключил Лялин. Присутствующие услышали откровение - оказывается, эту сумму не раз озвучивали в администрации Петербурга. Минобороны же остановилось на 2,8 млрд рублей. Правда, в дальнейшем финансирование было резко сокращено. Стараниями тогдашнего министра Анатолия Сердюкова сумма упала аж в восемь раз – до 986 млн рублей.

Затем речь зашла о втором обвиняемом по этому делу — директоре компании «Невисс-Комплекс» Александре Швирикасове. Его характер — под стать Лялину: будучи главой своей компании, мужчина гордится ее достижениями. На официальном сайте даже приводится обширный послужной список: Константиновский дворец, концертный зал («третья сцена») Мариинского театра, Российский государственный архив Военно-морского флота... 9 лет назад ни о каком личном знакомстве речи, разумеется, не шло. Встреча произошла гораздо позднее.

«Помнится, когда была четко поставлена нам задача собрать справочную информацию, приглашать всех участников, которые могли бы помочь в этом сложном деле, назывались некоторые фирмы, в том числе и «Невисс-Комплекс». Консультируясь со своими коллегами, они рекомендовали эту компанию. На назначенное совещание были приглашены компании, в том числе и «Невисс-Комплекс». До этого лично Швирикасова я не знал. Только слышал о его компании», - вспоминает Лялин.

О том, как проводился конкурс на работы по переезду ЦВММ, экс-глава музея, по его словам, не знал. И Швирикасов с просьбой о содействии в победе на конкурсе к нему не обращался. Примерно о том же на прошлом заседании говорил и директор компании — дескать, никакого пособничества не могло быть в принципе, так как, не являясь юридической стороной контракта, Лялин не мог влиять на финансирование работ, ничего не предпринимал и не решал.

Чиновник и «откат»

«После того, как контракт был заключен, кто-нибудь из представителей Министерства обороны обращался к вам с требованием о выплате им определенной части?», - внезапно поинтересовался адвокат Афанасьев.

«Да, было», - заявил Лялин. Якобы интригующее предложение в начале 2011 года прозвучало из уст старшего офицера по работе с личным составом Минобороны Сергея Масютенко. По словам Лялина, в дружеской беседе тот признался, что управлением была проведена огромная работа по заключению госконтракта, потрачено много сил и денег и по существующей системе тот, кто выигрывает, должен выплатить вознаграждение.

«Я был удивлен, но поскольку у меня сложилось впечатление, что у них этот вопрос обговорен, я ответил, что передам его пожелание, но сказал, что за результат я не отвечаю. Он сказал, что нужно перечислить 10% от суммы госконтракта. Конкретных имен не называл, но сказал, что ему поручено решить этот вопрос и эти 10% нужно через меня передать ему», - рассказал подсудимый.

Предложение об откате якобы было передано Швирикасову. Тот отреагировал неоднозначно, признав, что такая практика в Москве существует, но работает он по другим взглядам на жизнь. И платить не будет. «Масютенко сказал, что он сам с этим разберется», - подчеркнул Лялин.

«БалтИнфо» напоминает — обвиненный в откате чиновник уже давал показания в Василеостровском суде, где заявил — бывший директор музея его оговаривает. «Время дачи мне взятки, которое указывает Лялин, не соответствует времени моего пребывания в Петербурге», - заявлял Масютенко.

«Визируйте и помалкивайте»

Бывший глава ЦВММ с адвокатом основную ставку вновь сделали на историю с подписями подсудимого на документах, касающихся переезда Военно-морского музея (именно этот факт может послужить одним из доказательств невиновности). Лялин утверждает — в 2011-м году никто не заставлял его подписывать акты приемки при том, что сами работы были еще не завершены. «Подпись которая есть - поставилась машинально, как ознакомительная», - сказал фигурант. И одновременно признал — то, что выполнена маленькая толика работ, видел своими глазами.

«Я предъявлял требования Масютенко, тот мне отвечал, что это не моя забота и что все согласовано», - сказал на суде Лялин.

«Зачем визировали?», - поднял глаза прокурор.

«Потому что мне сказали «визируйте и помалкивайте», - ответил обвиняемый.

Нашлось у Лялина объяснение и его неожиданному обогащению. До сегодняшнего дня появление у него и его супруги внедорожника, двух квартир и загородного дома с участком в Юкках считалось слабым местом стороны защиты и особо не афишировалось. Лялин предложил присутствующим «загибать пальчики».

«Была продана квартира родителей двухкомнатная со всей мебелью в Кинггисеппе за 2,5 миллиона, так как умер отец. Я вступил в право наследования в 2009 году на те суммы, которые он накопил - 1 миллион и еще 1 его наличными средствами. Так был дан задел хорошей сумме. Затем продал свой дачный участок за 1,5 миллиона рублей. 5 миллионов у племянницы в долг взял, но мы не оговаривали сроки. Продолжаем загибать пальчики. У меня было два авто, которые я также продал — BMV и Peugeot, и у супруги моей достаточно серьезная работа и отношение к деньгам», - вспоминал Лялин.

В семейную копилку также пошли деньги от продажи квартиры его матери (2 млн). Вот на эти деньги, по словам Лялина и были куплены две квартиры на улице Егорова за 8 млн и дом в Юкках (10-11 млн).

«Как получилось, что вы все купили в один день?» - удивился судья Юрий Гершевский.

«Мечта была давняя. Планировали, это чистое совпадение», - простодушно ответил Лялин.

Дело о потерянных миллионах времен Сердюкова

Напомним, еще несколько лет назад стало известно о грядущем переезде Центрального военно-морского музея с Биржевой площади на площадь Труда. Для этих целей было выделено около 986 млн рублей. Однако спустя некоторое время Счетная палата РФ провела проверку эффективности расходования денег, выделенных на воспитательную и военно-патриотическую работу. Результаты инспектирования аудиторы передали в правоохранительные органы, после чего и было возбуждено уголовное дело. Его фигурантами стали глава «Невисс-Комплекса» Александр Швирикасов и тогдашний директор ЦВММ Андрей Лялин.

По версии следствия, в декабре 2010 года Министерство обороны в лице тогдашнего главы ведомства Анатолия Сердюкова заключило контракт почти на миллиард рублей с компанией «Невисс-Комплекс». Целью контракта было заявлено перемещение фондов ЦВММ.

Однако, по словам правоохранителей, большая часть оплаты проводилась на основании фиктивных договоров. Якобы Лялин с самого начала понимал, что выполнить все работы за такой короткий срок (контрактом был предусмотрен один год) попросту нереально. Поэтому, как считает следствие, и обратился к директору вышеупомянутой фирмы Александру Швирикасову, предложив тому следующую сделку: подрядчик отдает Лялину 10% от полученной суммы (то есть 98,6 млн рублей), а директор музея, в свою очередь, оформляет документы таким образом, будто все работы выполнены в срок. Швирикасов же обратился в полицию, заявив, что передал Андрею Лялину в качестве взятки 56 миллионов рублей, следует из материалов дела.

В итоге ООО «Невисс-Комплекс» якобы так и не выполнило в полном объеме проектные, монтажные и упаковочно-транспортные работы, а также недопоставило оборудование. По данным следствия, государству был причинен ущерб в 647 млн рублей.

Андрея Лялина обвинили в злоупотреблении полномочиями, получении особо крупной взятки и служебном подлоге. Александру Швирикасову инкриминируется пособничество при совершении последних двух преступлений.

Летом 2013 года Лялин подписал досудебное соглашение. По словам адвоката Александра Афанасьева, он принял решение сотрудничать со следствием и раскрыть обстоятельства уголовного дела. Однако, уже на первом заседании по существу и Лялин (находящийся под стражей), и Швирикасов (оставленный на свободе), заявили, что вину свою они полностью не признают.

Илья Давлятчин

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх