20 октября 2018, суббота
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Избирательная память и немного нервно

Экс-главу петербургского отделения Пенсионного фонда РФ, обвиняемую в получении взятки, наконец, допросили в суде. Бывшая чиновница держалась уверенно, отвечала односложно, часто пользовалась 51 статьей Конституции. А также не подтвердила свои же показания на стадии предварительного следствия – мол, всему виной стресс из-за нервной ситуации.

За несколько минут до начала очередного судебного заседания по делу Натальи Гришкевич, было совсем неочевидно, что долгожданный допрос, наконец, состоится. Тем более, что до этого слушания четырежды переносились: то из-за отсутствия адвоката, то из-за внезапно ухудшившегося состояния обвиняемой. Но прокурору Юрию Одинцову, наконец, улыбнулась удача – все участники процесса в сборе, можно приступать к процессуальному расспросу.

В самом начале заседания Гришкевич подтвердила, что действительно знакома с опальным банкиром Александром Гительсоном, который в настоящее время ждет приговора по другому делу. По словам подсудимой, в 2006 году, после приобретения банка ВЕФК экономист позвонил ей, представившись руководителем учреждения, где обслуживается выплата пенсий по Петербургу и Ленобласти. Через месяц последовала встреча.

- Он заверял вас в благонадежности банка? - поинтересовался гособвинитель.

- Можно сказать, да. Постоянного характера встреч у нас не было, встречались на деловых мероприятиях. Другом он мне не был, были хорошие партнерские деловые отношения.

Это был один из самых долгих ответов Гришкевич на вопросы государственного обвинителя. В дальнейшем подсудимая отвечала односложно, лишь несколько раз произнеся фразу длиннее 10 секунд. Присутствующие услышали, что позднее мая 2006 года она вновь встретилась с Гительсоном для получения кредита.

- В связи с чем именно к Гительсону, а не в сам банк? – насторожился Одинцов.

- Мне нужно было быстро решить вопрос, поэтому обратилась, - отчеканила Гришкевич, до этого, по ее же словам, уже получавшая кредиты в банках.

- Ранее, когда вы брали кредиты в банке, обращались к руководителям?

- Через руководителя.

- Всегда?

- Я не постоянно беру кредиты, - обиделась подсудимая.

Настойчивость гособвинителя в этом вопросе вполне объяснима: еще год назад публика недоумевала, каким образом госслужащий со средней зарплатой может позволить себе покупку дома в Финляндии стоимостью около двухсот тысяч евро, а также дорогостоящее зубное протезирование для мужа. Прокуратура уверена – благодаря взятке от Гительсона. Гришкевич парирует – в банке был взят кредит в 1 млн рублей, банкир лично передал ей одну карточку, которой она в итоге заплатила за стоматолога. Процентную ставку этого кредита бывшая глава петербургского отделения ПФР, правда, не помнит. Как не помнит и год, когда состоялась операция. Дом же, как утверждает Наталья Гришкевич, был приобретен в 2006 году, но из полученного кредита на него не пошло ни копейки. Вот только стоимость недвижимости обвиняемая запамятовала. Как и свою зарплату на тот момент.

- Недвижимость приобреталась в Вашу собственность или мужа? – спросил прокурор.

- В долях.

- Каких?

- Отказываюсь отвечать.

<…>

- Источники, за которые покупалась недвижимость, носили легальный характер?

- Легальный.

- Гительсон участвовал в приобретении дома?

- Отказываюсь отвечать на данный вопрос.

Устав слышать постоянные отказы, Юрий Одинцов вернулся к тому самому кредиту. И тут выяснилось – оказывается, деньги Гришкевич так до сих пор и не вернула. Мол, Гительсон был арестован в 2009 году, а ей было некуда обратиться в данной ситуации. Впрочем, долг с себя на сегодняшний день женщина не снимает.

Интересно, что часть показаний Гришкевич прямо противоречит тому, что тогдашняя подозреваемая говорила на стадии предварительного следствия. Тогда и пластиковых карт было две, и деньги с них пошли на платеж в адрес финской компании, у которой она приобрела в заем участок.

- Вы говорили следователю правду? – подняла голову судья Алла Ермакова.

- Я не помню конкретно то, что я говорила и следовала линии поведения, определенную мне адвокатом. Эмоциональное состояние было плохим и могла перепутать что-то, - ответила Гришкевич.

Расхождения в показаниях обвиняемая объяснила «психо-эмоциональным стрессом» и своеобразной тактикой защиты. Сегодня бывшая чиновница уверенно повторила – банковская карта была одна.

- Все время, что находилась под стражей, мне не давали встречаться с мужем, мама была 90-летняя брошена одна, свидания не разрешали, - объяснялась Гришкевич.

- Какие показания более точные и каким показаниям суд должен верить? – уточнила Алла Ермакова.

- Наверное, сегодняшним.

- Наверное? То есть вы сомневаетесь?

- Я не сомневаюсь в том, что я говорила сегодня, - отрезала обвиняемая.

Прокурор решил уточнить – подписывала ли Гришкевич какую-либо расписку о получении карты, на что получил ответ: «типа расписки я передавала». Судья была недовольна таким стилем речи.

- Гришкевич, вы взрослый и солидный человек, который занимал высокую должность и говорить «типа того как» - это не солидно!

Шел четвертый час допроса. Прокурор решил напомнить подсудимой показания ее же супруга еще на первом заседании, где он пояснил, что зарабатывал в месяц до 60 тысяч рублей. Исходя из изъятых следствием справок НДФЛ, доход Гришкевич в 2008 году составлял 426 тысяч рублей, в 2009 году – около 500 тысяч. Так из каких же средств тогда подсудимая намеревалась вернуть долг? «Мы из этих же откладывали», - объяснила она. К тому же у четы Гришкевич, по ее словам, были собственные накопления. Покупку более двухсот ювелирной изделий обвиняемая также не связывает с именем опального банкира Гительсона – все эти предметы якобы были куплены еще до 2006 года, либо подарены ей.

Напомним, Гришкевич обвиняется в получении взятки в размере 47 млн рублей. По версии следствия, в мае 2006 года в гостинице, расположенной в доме на набережной реки Мойки, обвиняемая вступила в преступный сговор с президентом ОАО «ВЕФК» Александром Гительсоном, заинтересованным в улучшении финансовых показателей подконтрольного ему ОАО «Банк «ВЕФК». Согласно договоренности, Гришкевич должна была обеспечивать перечисление денежных средств для финансирования пенсий и других социальных выплат на счет в данном банке, со средним неснижаемым остатком не менее 1 млрд рублей, следует из материалов уголовного дела.

«С мая по июль 2006 года Гришкевич, зная о том, что в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» денежные средства обязательного пенсионного страхования хранятся на счетах Пенсионного фонда, в целях обеспечения возможности финансирования пенсий и иных социальных выплат, открываемых в учреждениях Центрального банка РФ, а также о деятельности руководимого ей отделения через счета в ОАО «Банк ВЕФК», не закрыла счета в данном банке, тем самым совершив незаконное бездействие», - сообщал СК РФ.

Таким образом, по версии следствия, с мая 2006 по 29 декабря 2008 года Гришкевич обеспечивала финансирование пенсий и других социальных выплат и финансирование деятельности руководимого ей отделения через счета ОАО «Банк «ВЕФК». За эти действия Гришкевич якобы получила от Гительсона банковскую карту, на которую с августа 2006 по июль 2009 года в качестве взятки были перечислены более 1 млн 800 тыс. долларов США, что по курсу ЦБ РФ на тот момент составляло более 47 млн рублей.

Илья Давлятчин

Метки: Санкт-Петербург суд ПФР преступления

Загрузка...
 
Главные темы
 
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх