4 июля 2020, суббота
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

В деле Баснер может наступить «Пробуждение»

В послужной список искусствоведа Елены Баснер все активнее напрашивается новый эпизод. Он связан с еще одной картиной, проданной искусствоведу Андрею Васильеву. Правда, о том, что и это полотно было подделкой, пока утверждает лишь один человек. Но в суде о работе художника Калмакова теперь говорят едва ли не чаще, чем о злополучной картине «В ресторане».

Елена Баснер. Фото: tv100.ru

Елена Баснер. Фото: tv100.ru

Имя издателя Леонида Шумакова несколько раз упоминалось на предыдущем заседании по делу искусствоведа Елены Баснер. Именно этот человек, говоря официальным языком, являлся посредником при передаче полотна Бориса Григорьева «В ресторане». Допрос Шумакова в Дзержинском райсуде был долгим, обстоятельным, длился почти три часа. Начал свидетель, как полагается, издалека.

Дружеских отношений с нынешней подсудимой у свидетеля не сложилось, хотя знакомы они еще с начала нулевых. А вот общение с коллекционером Андреем Васильевым было более теплым, даже дружеским. До поры, до времени. Кошка между людьми от искусства пробежала после скандальной истории с поддельной картиной. Все началось со встречи на Васильевском острове. По словам Шумакова, эксперт сообщила ему, что некое лицо предлагает продать картину «В ресторане».

- Кто предлагает?, - воодушевился прокурор Артем Лытаев.

- Не знаю, - разочаровал его свидетель. По словам издателя, ему данную работу никто продать не пытался, да и денег таких у свидетеля никогда не было. Впрочем, речь о цене произведения искусства при первом разговоре не шла. Сомнений в подлинности картины у Шумакова тоже не возникло, ведь Баснер заверила, что происходит полотно из хорошей петербургской коллекции.

Дальнейшее известно - 10 июля 2009 года потерпевший получил от свидетеля письмо, в котором коллекционеру предлагалось приобрести полотно «В ресторане» за 250 тысяч долларов. Правда имя Елены Баснер как участника сделки на тот момент не звучало. Васильев же, будучи коллекционером со стажем, решил сначала изучить покупку, что предполагало внесение залога в размере ста тысяч долларов. В итоге сделка была одобрена - на следующий день Шумаков заехал к Баснер с необходимым залогом, а оставшуюся сумму довез немного позже. Документально сделка никак не оформлялась. Неприятности начались два года спустя.

- В апреле 2011 года ко мне обратился Андрей Александрович (Васильев) и сказал, что к нему подошла искусствовед из центра Грабаря, которая сказала, что эта работа не Григорьева. С этого и начался скандал вокруг данной картины, - вспоминал свидетель. - До мая-июня я не говорил, у кого я приобретал картину, но когда вопрос стал фактически, мол «скажи мне - у кого работа была приобретена», я сказал, что она была получена из рук Елены Вениаминовны. Тогда Андрей Александрович очень расстроился и сказал, что если бы знал, то никогда бы не взял эту работу.

Любопытно, но, по словам свидетеля, о подлинности данной картины изначально никто не высказывался. Сам Васильев, у которого она находилась несколько дней, якобы заявил, что сам для себя определяет - является ли творение Бориса Григорьева настоящим. Но история взаимоотношений Васильева и Баснер не ограничивается холстом «В ресторане» - коллекционеру было также продано полотно кисти художника Николая Калмакова «Пробуждение». Схема сделки в этом случае почти не отличалась, разве что стоимость произведения была заметно ниже - всего 50 тысяч долларов. Интересно, что на стадии предварительного следствия Шумаков утверждал, что история с картиной Григорьева была единственным фактом его участия в сделке между Баснер и Васильевым. В суде же свидетель обвинения говорил совершенно об обратном. Противоречия между показаниями он объяснил так: «Когда возникла ситуация с Григорьевым, то между мной и Васильевым была история, когда дело перешло в рассмотрение в гражданском производстве и односторонние претензии ко мне по поводу продажи данной работы. Не оглашение факта продажи Калмакова для меня было защитой от следующего судебного иска со стороны Васильева».

Сомнения в подлинности работы Калмакова у коллекционера возникли после того, как стало известно, что картина «В ресторане» является подделкой, а ее оригинал лежит в запасниках Русского музея. Обыватель вряд ли что-то поймет, но претензии были к техническому исполнению - красочному слою, потертостям. Полотно передали на экспертизу в одну из московских компаний, но ее выводы сводятся лишь к тому, что у заказчика (то есть Васильева) есть сомнения в подлинности. Правда, есть одна экспертиза, подтвердившая ценность произведения. Есть один нюанс: ее автор - Русский музей, в котором ранее работала Елена Баснер.

Сам Васильев и сегодня абсолютно убежден в том, что второе полотно, приобретенное им, также является ненастоящим. «Я считаю, что это - подделка, высокопрофессиональная подделка, изготовленная людьми, имеющими отношение к реставрации», — заявил после заседания коллекционер.

Сама обвиняемая пока от комментариев отказалась, а ее адвокат Лариса Малькова напомнила, что нынешнее дело, рассматриваемое Дзержинским райсудом, касается лишь картины Бориса Григорьева. На данный момент известно лишь, что вторым эпизодом занимаются следователи, но о конкретных выводах людей в погонах информации пока нет.

Напомним, в 2009 году петербургский коллекционер Андрей Васильев за 7,5 млн рублей приобрел картину «В ресторане», авторство которой приписывалось знаменитому русскому художнику первой трети XX века Борису Григорьеву. Спустя два года стало известно, что купленная работа – это всего лишь копия с оригинала. Возмущенный коллекционер начал целую серию разбирательств, следствием которых стало возбуждение уголовного дела по статье о мошенничестве в особо крупных размерах.

Фигурант в деле появился лишь в 2014 году: следствие предъявило обвинение известному искусствоведу Елене Баснер. Якобы именно она выступала посредником при сделке купли-продажи и в результате получила прибыль. При этом уверяла Васильева – полотно является подлинным. Баснер была задержана и помещена под стражу, а позднее отпущена под подписку о невыезде.

Баснер свою вину не признает, а позиция защиты сводится к тому, что вывод эксперта о подлинности был не более, чем ошибкой и никакого состава преступления в ее действиях не было. По версии адвокатов, о полотне Григорьева в музейных запасниках обвиняемая действительно когда-то знала, но за 20 с лишним лет о нем попросту запамятовала.

Илья Давлятчин

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх