13 августа 2020, четверг
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Картина преступления

В Петербурге начался судебный процесс над известным искусствоведом Еленой Баснер. На первом же заседании присутствующие услышали долгую и запутанную историю, в которой сплелись искусство и криминал. Всего пару лет назад эксперты предсказывали – продажа картины-подделки не будет иметь юридических последствий. Сегодня уверенных в этом не осталось.

Елена Баснер. Фото: tv100.ru

Елена Баснер. Фото: tv100.ru

В 2009 году петербургский коллекционер Андрей Васильев за 7,5 млн рублей приобрел картину «В ресторане», авторство которой приписывалось знаменитому русскому художнику первой трети XX века Борису Григорьеву. Спустя два года стало известно, что купленная работа – это всего лишь копия с оригинала. Возмущенный коллекционер начал целую серию разбирательств, следствием которых стало возбуждение уголовного дела по статье о мошенничестве в особо крупных размерах.

Фигурант в деле появился лишь в 2014 году: следствие предъявило обвинение известному искусствоведу Елене Баснер. Якобы именно она выступала посредником при сделке купли-продажи и в результате получила прибыль. При этом уверяла Васильева – полотно является подлинным. Баснер была задержана и помещена под стражу. Событие произвело эффект разорвавшейся бомбы: в защиту искусствоведа стали собирать подписи, а директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что арест женщины гуманитарной профессии - это плевок в русскую интеллигенцию. Тем не менее следствие набирало обороты: Баснер отправили под домашний арест, правда, позднее меру пресечения изменили на подписку о невыезде. Дело дошло до суда в январе этого года.

На первом заседании в Дзержинском районном суде присутствующие услышали долгую и запутанную историю Андрея Васильева, который числится в этом деле как потерпевший. С Еленой Баснер он знаком с середины 90-х годов, но приятельствовали нынешние процессуальные оппоненты лишь до 2004 года. Тогда произошла не очень приятная история, отношения к нынешнему уголовному делу, впрочем, не имеющая. В последний раз Васильев видел Баснер в середине 2005 года, когда завез ей книжку «Профессия – коллекционер», передал ей в дверях и распрощался, как оказалось, на долгих четыре года.

Отношения с издателем Леонидом Шумаковым у Андрея Васильева были куда лучше. 10 июля 2009 года потерпевший получил от него письмо, в котором коллекционеру предлагалось приобрести полотно «В ресторане» кисти художника Бориса Григорьева.

«Я спросил – сколько стоит? Мне ответили - двести тысяч евро, на тот момент около 300 тысяч долларов. Цена, надо сказать, была абсолютно адекватная», - заметил Васильев. Уже на следующий день к коллекционеру приехал Шумаков с картиной, которая находилась в черном мешке. Издатель особо подчеркнул – если Васильев сейчас не купит картину, она уедет в Москву, потому что на нее уже есть претенденты. Отказаться от предложения было невозможно, так что сделка состоялась. К тому же, как уверяет потерпевший, Шумакову он доверял, поскольку знал его много лет.

Осенью того же года Андрею Васильеву позвонила знакомая из Москвы, которая предложила выставить недавно приобретенное полотно на выставку «Парижачьи». Самое интересное начинается в феврале 2010 года, когда коллекционеру поступает звонок. Голос на том конце провода задает вопрос – откуда у него эта картина?

«Я говорю – от Шумакова. – А ты уверен в том, что тебя не обманули? – Я абсолютно уверен, у нас отношения приятельские, дружелюбные. На это мне говорят, что некоторое время назад проводилась экспертиза как раз этой картины, и в результате выяснилось, что она – поддельная», - вспоминает свидетель события пятилетней давности. Чуть позднее он узнает, что подлинник находится в запасниках Русского музея.

Васильев тут же связывается с Шумаковым и интересуется у него - откуда взялась злосчастная картина, на что слышит знакомую фамилию – от Баснер. Коллекционер готовит заявление в полицию, но прежде решает встретиться с искусствоведом. Разговор тет-а-тет состоялся в кафе – Васильев, по его же словам, сказал Баснер, чтобы она «ознакомилась с заявлением и сделала какие-то выводы». В ответ услышал – «у Вас настоящая вещь, а в Русском музее – поддельная». Васильев спросил – кто принес эти картины? Но ответа не услышал. Уже позднее в расследовании появился гражданин Эстонии – некий Михаил Аронсон, который якобы и принес картину Елене Баснер. Он был допрошен эстонскими следователями, но затем внезапно перестал выходить на связь, и сейчас объявлен в международный розыск.

Картина отправилась на экспертизу, после проведения которой мужчине передали мнение заведующего отделом технических исследований Русского музея Сергея Сирро. Он сделал неожиданное заявление – мол, с полотном все в порядке, пигменты соответствуют возрасту. Но позднее Васильев слышит совсем неожиданную фразу – оказывается, произведение искусства на самом деле является копией. Но копией – старой. По словам потерпевшего, собеседник предложил дать необходимое заключение, чтобы затем он эту картину смог продать, на что коллекционер ответил категорическим отказом.

«Я и тогда, и сейчас убежден, что Баснер стала заложником определенной ситуации. Ей ведь эту картину кто-то принес. То, что она вовлечена в эту мошенническую схему, для меня – безусловно», - заявил в суде Васильев.

По его словам, сразу после подачи заявления в полицию, было «фантастическое противодействие» со стороны районных властей: два месяца он ходил между прокуратурой и следствием, выиграл четыре суда по поводу бездействия правоохранительных органов. В результате Васильев написал письмо министру культуры Владимиру Мединскому, что и послужило причиной передачи дела в ГСУ, уверен коллекционер.

Есть и еще один любопытный момент - Васильев рассказал в суде, что приобретал у Шумакова еще одну картину, к продаже которой также приложила руку Елена Баснер. Речь идет о «Похищении» Николая Калмакова. Сомнения в ее подлинности появились после истории с полотном «В ресторане». Произведение было отправлено на экспертизы, часть из которых утверждает, что оно изготовлено не ранее конца 1930-х годов, а другая - не ранее 50-х годов неизвестным художником. Эпизод с картиной Калмакова выделен в отдельное производство.

Сам обвиняемая на заседании в среду отказалась признавать себя виновной. Позиция защиты на сегодняшний день состоит в том, что и покупатель, и эксперт одинаково ошиблись в оценке подлинности произведения.

Илья Давлятчин

В Петербурге начался суд над известным искусствоведом Еленой Баснер

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх