17 сентября 2021, пятница
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Алиментобесие

Последнее время ни один день не обходится без новостей об уголовных делах и приговорах в отношении неплательщиков алиментов, многие из них оказываются в тюрьме, а Госдума придумывает все больше способов осложнить жизнь тем, кто еще остался на свободе. Результат почти нулевой – общий долг колеблется незначительно. Так, может быть, что-то все-таки делается не так?

Деньги. Фото: «БалтИнфо»

Деньги. Фото: «БалтИнфо»

В новом парламентском сезоне, который откроется 19 января, депутаты изучат целый ворох карательных инициатив в отношении неплательщиков алиментов. «Эсер» Александр Агеев предложил забирать у должников водительские права, если долг превышает 10 тысяч рублей. Разумеется, никаких исключений для профессиональных водителей не предусмотрено. Другой законопроект готовит правительство – должников могут ограничить в праве совершения крупных сделок, в частности, у них возникнут проблемы с покупкой квартир и дач. А главный думский защитник семьи, детства и нравственности Елена Мизулина хочет лишить неплательщиков права самим впоследствии претендовать на алименты от своих совершеннолетних детей. Еще один документ депутата призван установить минимальный размер алиментов, который будут взыскивать с безработных родителей вне зависимости от наличия источника доходов (а нет – добро пожаловать в тюрьму, ведь дворником или грузчиком всегда можно устроиться).
 
По словам Елены Мизулиной, ежегодно около 2 млн российских детей становятся получателями алиментов на основании судебных решений. При этом в Федеральной службе судебных приставов насчитали почти полтора миллиона человек, которые с дополнительной финансовой нагрузкой не справляются. В общей сложности они задолжали около 100 млрд рублей. С теми, кто «злостно» не справляется, с каждым годом обходятся все более жестоко. Заведены 66 тыс. уголовных дел, многие отправились отбывать наказание в места не столь отдаленные, в 2014 году ФССП в полтора раза побила прежний рекорд, запретив выезжать за границу уже 350 тыс. человек. При этом определение степени «злостности» является субъективным, так как четко не прописано в законодательстве. А средняя задолженность людей, которых приставы не пустили за границу – 2,4 тыс. рублей.
 
Поклонники Сталина удивятся, но все упомянутые драконовские меры слабо влияют на общую статистику – количество неплательщиков даже под угрозой тюрьмы меняется незначительно, как и общий размер долга. И это лишь вершина айсберга. Гораздо более распространена ситуация, когда от бывшего супруга добровольно не требуют всего, что положено по закону (25% доходов за одного ребенка, 33% - за двух и 50% за трех и более). Состоятельные люди имеют возможность надавить на бывшую «половинку». Что до малообеспеченных неплательщиков, то, в общем, многие машут на них рукой – мол, что с них взять.
 
В публичном пространстве обсуждение ситуации имеет односторонний вектор – все клеймят несчастных должников, а депутатам и правозащитникам даже в голову не приходит, что права алиментщиков тоже нужно защищать. Между тем, одной из причин массового неисполнения какого-либо закона вполне может быть представление о его несправедливости. Обычно данную проблему рассматривают абстрактно – в деле есть некая несчастная мать-одиночка, а также бывший муж, подлец и жадина, отказывающийся принимать какое-либо участие в воспитании собственных чад. Соответственно, распределение симпатий очевидно. Однако на практике значительная часть ситуаций с точки зрения причинно-следственных связей мало напоминает вышеописанную конструкцию.
 
Начнем с официальной статистики. Разводы в России по инициативе женщин происходят в два раза чаще, чем по инициативе мужчин. При этом отечественные суды в отличие от западных принципиально игнорируют теоретическое положение о равноправии полов и в абсолютном большинстве случаев оставляют детей с матерями. Даже если они беднее, неустроеннее, «социально неблагополучнее» и нервно неуравновешеннее, меньше занимались своими детьми. Далее многие матери, особенно после появления в их жизни новых «половин», ограничивают своих бывших мужей в общении с детьми, препятствуют их участию в воспитании. Нередко алиментщики, передающие в бывшую семью значительные суммы, начинают замечать, что дети носят старую одежду, не имеют дорогих игрушек, не занимаются в кружках и секциях. Ведь алименты на практике могут быть потрачены на что угодно и часто идут не на содержание детей, а на содержание родителей и даже порой их новых пассий. Тем временем алиментщики фактически надолго лишаются второго шанса на создание здоровой семьи, ведь нагрузка в 25-50% делает представителей многих профессий не способными обеспечить новое «гнездо». В результате страдает демография, за которую обычно так ратуют самые активные из думских борцов с неплательщиками алиментов. Немаловажным является и тот факт, что именно расчет на будущую поддержку в виде алиментов толкает многих к роковому шагу, ведущему к разрушению семьи.
 
Продолжим рассматривать ситуацию с немного непривычного ракурса. Очевидно, что если уж алименты нельзя отменить совсем (как меру, способствующую росту числа разводов, ухудшающую демографические показатели и потенциально покровительствующую социальному иждивенчеству), то необходимо как минимум законодательно закрепить право плательщиков контролировать расходование переводимых ими средств. Вероятно, есть смысл подумать о специальных карточках, средства с которых можно будет списывать лишь на строго определенные товары и услуги. Вторая возможная мера – увязать выплату алиментов с правом супруга принимать участие в воспитании своего ребенка. Если ему мешают даже встречаться со своим чадом, он должен иметь возможность в любой момент прекратить перечисление средств. И, разумеется, равноправие полов в процессе решения о том, с кем останется ребенок, следует из чисто декларативного превратить в реальное.  
 
Олег Саломатин

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх